Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

file_angela

подруге - о суррогате в любви.

Ты пыталась написать, я знаю.
Ты спрашивала у меня, что.
Я не смогла ответить.
Зато я пишу сейчас. Я пишу о том, как больно любить, не зная ничего.
Я думала, все прошло, но история с тобой вновь и вновь поднимает все со дна, мутит воду, и пенные барашки плещут у горла.
Ты знаешь, что очень дорога мне. Мне снятся сны о тебе, когда я за тебя волнуюсь. Когда я вижу тебя, я улыбаюсь, ведь таких больше нет. И ты знаешь это.
Если бы ты знала, как мне сейчас больно за тебя. И за себя – ту. Ведь мы с тобой в этой истории – как два зеркала, отражающие друг друга. Мы все видим со стороны, и все знаем.. и каждая погружаемся все глубже и глубже в свое отражение, начиная тонуть.

Когда меня бросили, мне было очень больно. Второй раз – больнее, чем когда бросил он же впервые. Но глуше – потому что уже знаешь, что так бывает.
Сначала я искала причины в себе, не спала, мучая себя вопросами: Что я сделала не так? Что я могла бы сделать по-другому? Что со мной не то? Что делать? А потом поняла, что это не я поступаю не так. Все проще. Я – не та.

Когда осознаешь, что тобою пользуются для того, чтобы забыть другую, только тогда, когда он ей не нужен – все тщательно возведенные внутри иллюзии внезапно сминаются, раздирая грудь, ребра.. но возникает надежда. Надежда не на то, чтобы быть с ним рядом всегда, а на то, чтобы он просто забыл ту. Забыл девушку, которой достаточно позвать для того, чтобы он порвал со всем безвозвратно – и устремился к ней, даже не подумав оставить мосты. Потому что он хотел – быть с ней. А она – ей просто удобно.

И тогда ты начинаешь ненавидеть.
Ты ненавидишь ее, потому что она делает его несчастным
Потом начинаешь ненавидеть себя, потому что ты не можешь стать ей. Для него.
Только его ты не можешь ненавидеть.
Ты знаешь все его слабости – и все равно любишь.

Больше всего на свете ты счастлива, обвивая его ногами, в то время, как он обнимает тебя. Ты плачешь от удовольствия, и знаешь, что он не испытывает такого же – просто потому что он не любит тебя. Потому что ты – не та.
И ты снова отрицаешь себя.
Потому что ты не можешь дать ему столько, сколько получаешь.
Как бы ты ни хотела этого.

А потом он снова уходит к ней.
И ты остаешься одна, наедине со своими страхами, мыслями и слезами. Ты не можешь спать. Ты просто существуешь – и ждешь. Ты все равно надеешься.

Я готова была быть любовницей. Я готова была быть с ним лишь иногда, хотя бы ночами.. чтобы видеть, как он спит, чувствовать его дыхание и запах его кожи.
А потом я поняла, что я достойна большего. Что человек, которого люблю я, тоже может меня любить. И что я хочу именно этого.
И только осознав, что если все будет тянуться так же, то я всегда буду суррогатом, дошираком вместо шикарного ужина – я решила, что хватит.

Мне было проще – при первом расставании он мне сказал, что есть девушка, которую он любит. При втором – я больше не смогла сама. Он был честнее твоего любимого – просто не мог ответить, нужна ли я. Не хотел, потому что так было удобно или действительно запутался – уже неважно. Когда-то я верила, что ему нужно просто разобраться в себе..
Тебе сложнее – он говорит, что ты нужна ему, что он любит тебя – когда в ссоре с другой. Он атакует тебя звонками и сообщениями, заставляя чувствовать себя виноватой и жестокой в своей холодности.
Только пожалуйста, вспомни, где он – когда он нужен тебе. Рядом ли?
Когда у него с ней все хорошо, он пропадает.
Но ты все равно любишь его..

Мама сказала мне, что рано или поздно все проходит. И те, что клялись мне в вечной любви, а через месяц были счастливы с другими – еще одно подтверждение. И даже однолюбы забывают о своем горе.
Я хочу ей верить. Я пытаюсь. А ты?

Ты говоришь, что не можешь уйти и забыть, называя меня сильной.
Я ушла, но вот забыть..
Я точно знаю, что ты сильней. Ты можешь не закрывать глаза и не захлопывать двери.
Но даже когда ты наконец-то осознаешь, что достойна того, кто будет любить тебя – останется это треклятое живучее чувство надежды.
Она действительно умирает последней.
Сразу же после смерти любви.
file_angela

из найденного (предупреждения: 1. сладко-слащаво; 2. не путать меня - и ее!)

Я умерла.
До сих пор странно осознавать это.
Это было страшно. В темноте, одной, вырваться из густого обвивающего сна – и почувствовать, что это и было умирание. И никого не звать – потому что больно видеть глаза тех, кто не хочет отпускать, и внутри все рвется остаться – но уже утаскивает, волочет. И ладонь в другой ладони, и грудь, прижавшаяся к другой груди – все только подчеркивает одиночество и то, что ничто и никто не будет рядом. Неизвестность… Мне казалось, что еще не время. Но весь секрет в том, что вовремя умереть нельзя.
Я это поняла потом.
А вообще смерть – это как поход к зубному врачу. Сначала не задумываешься об этом, потом, когда понимаешь, что это неизбежно – начинаешь бояться. До паники при одной мысли. Когда же садишься на кресло – уже нет выбора, и остается только закрыть глаза и принять с неизбежностью то, что предстоит: столь ужасающее ковыряние в зубах и шум сверла. Следом – облегчение. Потом какое-то время ты себя чувствуешь «как-то не так», а затем – счастье и непонимание – а чего бояться?
Вот так и я. Одна ночь – и теперь уже бояться нечего.
Я осталась здесь.
Я не знаю, где я та – и где я – Я. Этот мир обязывает к чувствам.
Я их всех любила и люблю, я не хочу покидать их. Как же они без меня… Иногда я вытираю им слезы, чаще – заставляю улыбаться, я нахожу в них светлые мысли и вытаскиваю наружу, я – их интуиция и везение. Я – то, чему они молились и что благодарили. Интересно, кто был до меня?
А еще я с ним.
Но он этого не знает.
Я рядом, когда он спит – и меня умиляет его дыхание, его выражение лица во сне, его одежда, которую только он так аккуратно-небрежно оставляет на кресле. Иногда я смотрю его сны. Он почти никогда их не помнит.. а я сдерживаюсь, чтобы случайно не присниться. Я еще немножечко осознаю, как это иногда больно – помнить. Он все еще думает, что я живу где-то не особо далеко. А я как-то внезапно перестала. Хорошо, что я первая. Мне было бы пусто жить там, где нет его.
Я ласкаю его солнечным лучом и дождевыми каплями – это все, что я теперь могу. Так забавно шлепнуть каплей покрупнее по шее, или обнаженной спине – летом. Пощекотать чужим шелковым шарфом. Зато теперь я знаю, почему всегда оставляла зонт дома. Наверное, меня тоже кто-то любил.
Я пытаюсь представить вкус еды на его тарелке. Мне смешно его чувствовать, когда он выпил.
А иногда он засыпает не один. Но это было неважно, пока не появилась она. Та, которую любил он. Наконец-то он счастлив. А я?
В первую ночь я спутала ей пряди. Мстительно, каждый волос. Кажется, это накатило откуда-то оттуда.. из той жизни, прочувствовав один из моментов так называемой слабости – когда все то, что мы держали глубоко внутри под охраной разума и совести хотя бы на секунду освобождается и подчиняет, заставляя потом сожалеть о мыслях и делах. Утром я держалась ближе к ее голове, и ее волосы сияли, уложенные мною вокруг ее лица и по подушке так, чтобы он, проснувшись, улыбнулся, осознавая свое счастье: она рядом.
Другие говорят, что скоро мне все это станет неважно, и даже – подумать только! – любовь, желание, которые я испытывала – для меня окажутся такими ничтожными по сравнению с тем, что меня ждет!
Тогда я уйду.
А сейчас я рядом с ними, жду утра, чтобы увидеть, как он откроет глаза, обнимет ее – и станет светло при закрытых шторах.
file_angela

(no subject)

Я ложусь, одну за другой вытягиваю ноги. Пальцы ног немножечко мерзнут. Я нервничаю, хотя точно знаю, что будет дальше. Сердце, пять минут назад больно стучавшее мне по ребрам и мешающее дышать, сжимая ударами легкое, потихонечку затихает и принимается биться медленнее.
Я знаю, что сейчас будет.
Легкая боль, пронзающая руку до плеча. Я не удерживаюсь и смотрю. Красная струйка змеей выползает из моего тела. Я отворачиваюсь.
Кап… и уходят все мысли. Я прислушиваюсь к каким-то разговорам снаружи, но они для меня не важны. Я сосредоточена на себе. Белый потолок. Давно пора его снова побелить…
Кап.
Сердце бьется еще медленней. Вместе с жидкостью, которая еще недавно радостно бежала по венам, уходит что-то другое. Уходят напрасные мечты, уходит страх поражения, уходит горечь, уходит лихорадка желаний. Я много понимаю. Я думаю о том, как отпускаю себя.
Чуть наклоняю голову. Рука немеет.. я почти не чувствую пальцев. Хорошо… осталось немного. Я точно знаю, что все то, что я сейчас происходит – не зря. И я надеюсь, что все, отданное мной для другого, даст ему счастья и веры в чудо.
Кап… начинает кружиться голова.
Как же душно… на лбу выступают капли пота, а тело становится противно холодно-мокрым.
Еще чуть-чуть…
Все.

Ровно 450 грамм чистой крови.